Христиания

Pusher Street- Христиания? Да нет уже никакой Христиании. Езжай вон лучше в Нюхавн, там пиво классное. Или Русалочку пофотографируй что ли, как все нормальные люди. А в Христиании сейчас все по-другому, да и вообще в такое время там только полиция шляется. Парами.

Впечатление, что мне что-то недоговаривают, усиливалось с каждым часом пребывания в Копенгагене. Молодой программист — надежа и опора датской экономики (после публикации карикатур на пророка Мухаммеда резко упал спрос на изделия датской промышленности, кроме айтишников) — уже минут пять вежливо, но упорно уговаривал меня сделать разворот на 180 градусов.

парень решил ограничиться выговором: «А теперь вали отсюда, еще увижу — разобью рожу твоей же фотокамерой»

— Ладно посмотрим, но я хоть правильно иду? Ты сам-то неизвестно когда там был — может, не все так плохо.

Моя робкая попытка выудить полезную информацию вызвала очередной шквал протестов:
— Еще чего, я там вообще никогда не был. И тебе не советую. Они и так шведов не любят, особенно туристов.
— Я, вообще-то, русский, — признался я.
— Правда? Хотя русских тем более не любят. Конкуренты им не нужны, — отрезал молодой специалист по веб-дизайну, но увидев мое отчаянное лицо, смягчился и добавил: «Но вообще направление правильное. Только фотоаппарат по крайней мере спрячь!»

IMG_7435.jpg

Провозглашение независимости

Впрочем, немного отступим. «Вольный город» Христиания возник на окраине Копенгагена в 1971 году, когда местные хиппи вселились в заброшенные военные казармы и провозгласили независимость. С христианством это, кстати, никак не связано, просто район был назван в честь короля Кристиана. Сквот раскинулся на 34 гектара, и по сей день является крупнейшим в Европе. В 2011 году как раз исполнилось сорок лет с тех пор, как столичные власти вступили в затяжную войну с нелегалами. Министр обороны Дании, однако, руки марать не захотел и выселять хиппи из военной зоны отказался — а полиции сотни новых жителей оказывали настолько отчаянное сопротивление, что вопрос попал в повестку дня парламента. В результате пошли на компромисс: жители Христиании обязались платить за воду и электричество, а правительство объявило район особой зоной «социального эксперимента», опасаясь проиграть грядущие выборы.

Грядущие выборы увенчались полным провалом. Новые депутаты отпраздновали победу решением о принудительном выселении жителей Христиании в ближайшие годы (в какие не уточнялось), на чем и успокоились, перейдя к серьезным государственным делам. В Христиании тоже занялись государственными делами. Был утвержден государственный флаг (три желтые точки на красном поле), а законодательную власть в одностороннем порядке передали в руки народа: все важные решения отныне принимались не городской управой, а общим открытым голосованием. В Христиании ввели воинскую повинность: каждому работоспособному жителю страны приходилось вкалывать на субботниках.

Среди бывших казарм плодились свиньи, куры и дети

Работы было много: кто-то добывал пищу, кому-то доверили стеречь рубежи заборы родины от нашествий полиции и прочей гопоты, а некоторым приходилось добывать деньги на оплату общих коммунальных услуг. Среди бывших казарм плодились свиньи, куры и дети; на многочисленных приусадебных участках росла конопля, которую там же и продавали всем желающим (своим отдавали, естественно, бесплатно). Общество работало по принципу «все поделить»: в частности, была строго запрещена торговля и даже владение недвижимостью — от домов до автомобилей. Также было запрещено насилие, оружие и тяжелые наркотики. Все остальное разрешалось.

IMG_7420_converted.JPG

Подпольный рынок

Христиания превратилась в столицу датской богемы: здесь проходили крутые концерты и ставились подпольные пьесы, а стены покрывались слоями современного искусства. Кроме богемы в Христианию начали сползаться наркоманы, которым толерантное местное население неожиданно объявило войну. Сократить контингент «тяжелых наркоманов» до минимума было важно из-за того, что полиция все чаще стала проводить облавы и аресты под предлогом борьбы с наркотиками. Постоянно лишаться запасов кровной, собственноручно взращенной и высушенной марихуаны из-за горстки героинистов никто не хотел. Рынок урегулировали: продавать разрешили только анашу и только на главной улице поселка с символичным названием «пушер-стрит». Нарушителей тщательно избивали и высылали за пределы мини-страны. Однако, полицию это не впечатлило. Облавы продолжаются по сей день.

Рынок урегулировали: продавать разрешили только анашу и только на главной улице поселка с символичным названием «пушер-стрит

Восьмидесятые годы стали «эпохой застоя»: несмотря на планы об устранении коммуны, насильственное выселение 600 яростно сопротивляющихся жителей грозило обернуться политическим самоубийством для любого правительства. Христиания постепенно обрастала нелегальными застройками, где целые семьи жили — и до сих пор живут — без электричества и горячей воды. Каждым летом район начали наводнять толпы туристов — затовариться и поглазеть на то, как перезимовавшие хиппи колют дрова и окучивают коноплю.

В девяностых столичная полиция открыла спецотдел по борьбе с марихуаной. В результате траву стали продавать из-под прилавка, а контроль над торговлей частично перешел в руки криминальных структур. Пушер-стрит стали охранять байкеры. В случае появления полиции товар из поля зрения исчезал, а прилавки превращались в скамейки, на которых бритоголовые парни в трениках мирно обсуждали Шиллера и Гете.

IMG_7522.JPG

Национальные особенности

Приехав в Копенгаген трудно предположить, что где-то рядом — крупнейший в Скандинавии центр по распространению анаши, настолько все кажется идиллически-прилизанным. Такой, наверное, многие представляют Германию: автобусы ходят строго по расписанию, велосипедисты ездят строго по своей синей односторонней полосе, и вообще жизнь течет в строго установленном порядке.

Сами же датчане зачастую считают себя свободолюбивыми анархистами, приводя Швецию в качестве примера страны запретов, где все живут по правилам. Например, датские дети разъезжают по велосипедным дорожкам без шлемов, а в Швеции — только взрослые. В Дании в обеденный перерыв вполне приемлемо выпить кружку крепкого пива — а в Швеции пьют слабое, трехпроцентное. В Дании — обычное дело опубликовать фотографию голой тетки в вечерней газете, а в Швеции голых теток стыдливо прикрывают лифчиками. Впрочем, не будем углубляться в скандинавскую междоусобицу.

IMG_7430.JPG

Выход в город

Иронические надписи на стенах косвенно подтверждали, что я двигался в правильную сторону. Велосипеды пестрили ящиками от пива, примотанными к багажникам проволокой в качестве корзинок.

Граффити становилось все больше: фасады, машины и даже деревья, видимо, годами впитывали андерграундные цвета радуги. Казалось, вот-вот на дорогу выползет гусеница с кальяном и предложит съесть гриб (или на худой конец понюхать клей). Узнать, чем пахнут ремесла, удалось и без этого: над кафе неподалеку от входа в Христианию висел сладковатый смог. Похоже, местный программист был прав: при виде фотоаппарата люди отворачивались и что-то прятали под стол.


IMG_7467.JPG
IMG_7456.JPG
IMG_7441.JPG

В облезлом кирпичном здании возле кафе расположился музей местных поделок с громким названием Art Museum. Поделки в основном из вторсырья: пустых бутылок, ящиков из-под стеклотары, покрышек и старых велосипедов. Однако, гвоздь программы — один из классических базарных киосков Христиании, в котором вплоть до 2004 года продавали наркоту — отдали в экспозицию Национального музея.


IMG_7455.jpg
IMG_7454.JPG

Внимание, идет фотосъемка

Несмотря на то, что Христиания — второй по популярности туристический объект датской столицы, огласки тут не любят. Фотографирование строго запрещено, о чем наглядно уведомляют полуметровые щиты на главной улице. Туристов по возможности собирают у ворот и организованно запускают внутрь под охраной путеводителя. При этом нелегальная торговля слегка приостанавливается.

Запреты меня, естественно, не остановили — обидно было бы не запечатлеть остатки вольного города, пока его совсем не прикрыли. И вот, собственно, врата в параллельный мир:

IMG_7440.jpg

К запаху курева стала примешиваться вонь общественных компостно-навозных куч, стратегически разложенных вдоль главных улиц.

IMG_7457.JPG

 

А вот и Пушер-стрит, главная улица Христиании. Базар прикрыли несколько лет назад, так что марихуану продают во временных «киосках» прямо посреди улицы. Быстро запечатлев мужиков в адидасовской форме, я спрятал фотоаппарат обратно под куртку, и решительно — в стиле Джейсона Борна — пошел вперед, потупившись в землю. Удача пока была на моей стороне.

IMG_7458_1.jpg

На земле валялись окурки и всходил первый весенний урожай, с трудом пробиваясь сквозь слой навоза:

IMG_7461.JPG

Над побегами марихуаны висела доска объявлений с милым обращением датской полиции:

Сегодня, в пятницу 13 мая 2011 года, полиция вывезла киоски для продажи анаши, обнаруженные на «Пушер-стрит» и на прилегающей к ней территории.

С вопросами просим обращаться по телефону 3521 3407

С уважением,
ПОЛИЦИЯ КОПЕНГАГЕНА

IMG_7459.JPG

Тут я, к сожалению, увлекся фотографированием наскальной живописи, в процессе чего меня настиг кулак местного правосудия. Кулак на удивление крепко сжимал висевший на шее фотоаппарат, не давая вырваться.
— Эээ, я людей не снимаю, — нервно начал я оправдываться.
— Заткнись и показывай снимки. СНИМКИ!!! ПОКАЗЫВАЙ!!! — молодой парень с живописным шрамом на бритом черепе явно не намерен был шутить. — СЛЕДУЮЩАЯ! СЛЕДУЮЩАЯ! УБРАТЬ! ДАЛЬШЕ! ДАЛЬШЕ!

Зеркалка висела как жернов на шее, с каждым «дальше» лямка дергалась вниз, призывая не отвлекаться.
— А это что?! Ты совсем тупой? — подошла очередь снимка «Пушер-стрит». Лямка на этот раз дернулась вверх, слегка придушив горло — но отдавать фотоаппарат все-таки не хотелось. — Стирай все нахуй!

К счастью, возражать я не стал, тем более, что большинство снимков потом удалось восстановить. Задумчиво окинув взглядом немноголюдную улицу, парень решил ограничиться выговором: «А теперь вали отсюда, еще увижу — разобью рожу твоей же фотокамерой».


IMG_7460.JPG
IMG_7462.JPG

Отступать некуда

Пришлось ретироваться в «пригороды» Христиании, на удивление смахивающие на старый дачный поселок — с автомобильными парковками, рисованными знаками «осторожно, дети!» и аккуратными баками для мусора. Возле одной из машин стоял прицеп для яхты с наклейкой «Сохраним Христианию». Джими Хендрикса тут если еще и слушают, то в наушниках, а на баррикады лезть определенно некому. Очередное решение правительства о предстоящей «нормализации» Христиании явно начали приводить в действие.


IMG_7466.JPG
IMG_7443.JPG
IMG_7464.JPG

Большинство зданий в Христиании подлежат сносу, а жители — переселению и налогообложению. Однако, местные не сдаются. Программа по ликвидации Христиании включает возможность легализоваться, выкупив землю у государства по сниженной цене. Однако, за сорок лет цены на землю в столице серьезно подскочили: несмотря на скидку, выкуп всего района обойдется в десять миллионов евро.

В ноябре 2011 года официальный спикер вольного города, Рисенга Менгезис, вернулся из США. Целью поездки был сбор денег на выкуп Христиании путем продажи «народных акций» на Уолл-стрите. Торги действительно состоялись: некоторое время на американской бирже можно было купить акции Христиании.

Выручка с продажи акций составила 10 долларов…

IMG_7471.JPG

About pointofland

Bio keywords: Moscow, Stockholm, photography, travel, sailing, urban exploration
This entry was posted in репортаж and tagged , , . Bookmark the permalink.